Schadlich und Schelmisch Schreik (schreik) wrote in fantasy_proda,
Schadlich und Schelmisch Schreik
schreik
fantasy_proda

Categories:

внезапно втиснулся в него судорожно пытаясь ухватить его за шею, только что не залез

Доброй ночи!
Теперь редакция тонет не в снегу, а в лужах.
Будем лепить островки из перловки и плавать на них в озере яоя.
Рулевой - hrummsa

Ф. поднялся и не спеша расстегнул брюки. Р. мучительно закусил губу и отвернулся, не желая видеть. – Боялся увидеть новости?
Schreik: а там – зубы!


Его ладони уже не скрываясь (а до того ладони партизанили), скользили вдоль всего его тела, гладя плечи, грудь живот ягодицы бёдра. – и кто где скользил понять затруднительно. Ягодицы бедер?

Он был, казалось одновременно везде и всюду, разом умудряясь поглаживать сжимать и надавливать одновременно в нескольких местах. – Ктулху?

Не сдержавшись Р. громко застонал когда язык Ф. покинув его рот, скользнул по его шее, словно пытаясь разрезать его кожу, затанцевал вниз, ещё ниже. – язык-лезвие?

Ф. вынес его на берег и уложил на траву, начиная последнюю финальную прелюдию. А потом.... Потом он просто уснул, где то в начале процесса, - горячие парни…

- Ты рассказывал, что хотел отправиться в город? - осторожно осведомился Ф. и поднялся, принявшись разводить костёр. – точно Ктулху, костёр лёжа разводит (к вопросу о правильном использовании оборотов).

Пока Р. изливался и орал, он успел вскипятить воду, и приготовить еду пока Р. одевался и сыпал проклятиями. – у меня такое ощущение, что их там трое…

Затем Р. повернулся и что бы уйти с независимым видом и свалился потому что тонкая металлическая бечёвка обвила его ноги и Ф. не торопливо поднявшись подтянул его к себе, и уселся сверху не обращая внимание на его барахтанье. – пальцы не поспевают за страстными фантазиями…

всё что Р. мог сделать это беспомощно вертеть головой, что бы выплюнуть набившийся в рот мох и трепыхаться пытаясь выбраться. – для того, чтобы что-то выплюнуть надо вертеть головой, и непременно беспомощно.

Даже неровные белые шрамы, пересекающие один глаз и щеку, не могли скрыть какого то странного мягкого очарования, исходящего от Ф. в близи. – неправда, шрамы на глазу – это суровое очарование… как и говорилось в прошлом выпуске.

…Ф. сдерживал себя изо всех сил пытаясь в первую очередь разбудить его тело, и не превращать этот процесс в банальное изнасилование.
А затем принялся покрывать осторожными поцелуями его лицо и тело, не забывая ласкать его между ног.
А в предупреждении автор обещался: «И лишь яойщики, извращаются красиво».

Через несколько минут произошло то, чего он боялся больше всего, он начал извиваться и стонать, абсолютно бесстыдно и естественно отдавая Флайму то, в чём ещё пол часа назад, готов был отказать ему даже под угрозой смерти. - Свершилось…

Причём, судя по настойчивым пальцам осторожно и уверенно проникающим в его тело, роль девушки предназначалась Р. – врёте вы всё, эта роль предназначалась ГГ уже с незабываемого танца на столе.

Р. вытянул ладонь желая коснуться его лица, и Ф. поднял его, закидывая его руки себе на шею делая их контакт удивительно тесным , и приникая к нему в глубоком поцелуе ,в ту секунду когда Р. наконец взорвался и умер содрогаясь в агонии и крича ему у рот, потому что ладонь Ф. с силой надавила ему на затылок не давая отстранится и разбить поцелуй.
С трудом, но можно себе представить, что там происходит. Делается тесный контакт, глубокие неразбивающиеся поцелуи; ГГ взрывается, но успевает поагонизировать перед смертью; коварная ладонь, давящая на затылок умирающего.

Они остановились перед широкой, но довольно мелкой речушкой немного выше колена - успели измерить глубину на глаз?

Просто глаза его прищуривались, меняли цвет, а губы становились похожими на тонкую сердитую линию. – добрая линия, ломаная равнодушная линия… геометрия лица, короче.

Ф. с равнодушным видом обозревает окрестности, заодно в пол голоса сообщая ему – тут у всего на свете есть пол… то ли опора, то ли гендер…

Затем поднял голову на юношу устремив на него долгий выразительный взгляд. – замахнулся как следует и поднял голову на юношу…

Р. закрыл глаза, ощущая, как сердце словно пронзила холодная болезненная сосулька – и как он определил слабое здоровье сосульки?

В распахнутое окно светила луны, и сиротливо и жалобно стрекотали сверчки. А на улице надрывались цикады. – сверчки тоже стрекотали в окно?

Он обещал осмотреть тебя, и в случае необходимости, пообещал активировать какие то свои связи – делая контакт более тесным?

он снова рассмеялся и оттолкнул мужчину рукавом стирая слёзы. – рубашку давно не стирали…
schreik: а мне показалось – оттолкнул рукавом


На утро Р. проснулся первым и, осознав что время уже половина десятого) принялся лихорадочно будить любовника, чья светловолосая голова прочно обосновалась у него на подушке. – у этого любовника все части тела живут самостийно. На этот раз голова прочно так окопалась на подушке.

Когда он исцеляла этого юношу, у неё возникло ощущение – вот до чего доводит психологический трансвестизм.

Л., повздыхав, прислонила пальцы к стволу дерева – и сколько кг весили пальчики?

И только Р. в отличие от них как всегда беспечно напевал себе под нос и только его задорный хвостик двигался в разные стороны – почему не описана траектория движения хвостика?
Schreik: «это не хвост», - сказал волк и покраснел.


Дрался Р. довольно неплохо и сумел уложить четырёх человек до того как остальные обратились в бегство, решив не связываться с красноволосым демоном. – да, уложить четверых одним ударом – это называется «неплохо», скромненько так…

всё таки Р. что ни говори, был невероятно красив. Но совсем ни в её вкусе. Её нравились крепкие (что? или кто?), мускулистые великаны из Итании, темноволосые улыбчивые и голубоглазые. - с улыбчивыми волосами?

И размышляя над этим Л., будучи весьма успешной жрицей храма – в чём измеряется успешность жрецов?

Как выяснилось Руна действовала постоянно, и даже лицо наполовину закрытое непроницаемым шарфом не могло защитить Р. от домогательств, желающих с него этот шарф содрать – какие хулиганистые домогательства! Раздевают средь бела дня!

Э. занимался охотой на людей на демонов. С каждым разом у него это получалось всё лучше и лучше – серые будни Марти…

Мальчишка был заклят это было, несомненно, и одновременно Б. ещё никогда не видел столь сложного и интересного проклятия. – одновременно с чем?

просто Б. был слишком высоким. Л. и вовсе терялась в районе его груди, - надо было купить карту района…

Месяц подумал он, прикрывая глаза. - Я могу позволить себе подурачиться, пока восстанавливаю силы. И в конце концов почему бы не развлечься перед боем. – Какой тугодумный маг. Целый месяц думал, закрыв глаза.

Начиная от куриного падежа которым может заболеть оставленный странник, и заканчивая шаткими крышами готовыми в любой момент рухнуть на голову по причине живущих в дереве короедов) - насколько я поняла, это была шутка юмора.
Schreik: именительный, творительный, куриный (извините)


Замучившись сдирать со скулящего грязного мальчишки пиявок, - пиявки держались до последнего, не поддаваясь усилиям великого мага.

и мысленно, что бы ка кто уменьшить возбуждение, прогонял в голове самые неприятные вещи на свете, стараясь логически аргументировать причину, по которой ему понадобилось оставить Р. без единого лоскута одежды. – должно быть, не помогло…

Бесчисленное веяние сильфид и лесных духов – кто-нибудь знает единицу исчисления веяния?

Правда Б. успел отскочить в сторону, прежде чем сверху на него упало мохнатое тёмное тело и длинные щупальца разлетелись в разные стороны. – И как это он так отскочил? Для справки – щупальца разлетались у паука.

Но видимо в крови Р. буйствовал какой то особый рецессивный ген, заставивший эту необычность проявится столь ярко. – это про ген эльфийской крови в жилах ГГ.

сегодня, нет прямо сейчас он отымет этого надоевшего мальчику, а затем.... – съест?
schreik: так сказать, изъял из обращения.


Фиолетовый жалобный взгляд из под растрепавшейся красной чёлки, и неровное сбивающееся дыхание – признаки прозрения волос?

Вдалеке различались крики и неясное пение и что то ещё. Мелькнул отблеск далёких кострой. – то ещё! Далёкий строй костра?

Там где река делала изгиб, на своей почти невидимой излучине, творилась сильная запретная волшба. – а там где река делала изгиб на чужой и очень заметной излучине, творилась иная волшба.

торопливо направился туда где невыносимо желанный и нужный ему разгорался магический огонёк. – переведите, автор.

Огромный голый берег, поросший травой, - лысая гора, поросшая лесом…

На берегу горели несколько костров. Но не они были главным действующим центром. - они были второстепенным действующим центром?

Изящная полуголая девушка отчаянно билась в цепях, прикованная к камню за руки и за ноги. Судя по тому, что в камень были намертво вбиты четыре скобы вызвыватели явно тщательно подготовились. – Классика!

Об этом же свидетельство текст песнопения в котором Б. прислушавшись без труда узнал нарейский язык. А так же, собственно говоря, и одеяния нарейцев, обшитые довольно не слабыми оберегающими рунами. – только русский могучий язык способен вытерпеть подобные издевательства…

На мгновение по тонким губам мага скользнула озорная улыбка и погасла забранная неслышным усталым вздохом. – у меня уже кончаются цензурные слова…

а значит магической энергии, которая усиленная мощными заклинаниями, выплеснувшейся из тела девушки, после того как её принесут в жертву окажется до неимоверного много. – мой мозг отказывается это понимать…

Осторожно стараясь не привлекать к себе внимание Б. начал плести волшбу. Тонкую почти неощутимую, незримую даже для мага высокого уровня не говоря о том бездари, который учувствовал в ритуале – бездари? Это что-то итальянское? Из магических титулов?

Уж кто, кто, а Б. то по собственному опыту знал, неимоверно трудно договорится, договориться с этой кровожадной. – аффтара снова несёт…

Б. прикрыл глаза и морщась, от непрекращающихся резких воплей, доносившихся в жертвенника, принялся незаметно помогать магу ткать паутину заклятия, ловко и неощутимо вплетая в него свои нити. – вопли в жертвенник – феерично, должно быть, звучит. И это… тут в мага нити вплетались, или мне кажется уже?

- Мерзавцы! Негодяи! Вы ответите за это! Я принцесса Илурен. Если вы хоть пальцем меня тронете. Мой отец казнит вас всех. Но сначала он вас четвертует и колесует. Нет он сожжет вас заживо, недостойное отродье. Немедленно отпустите меня. Я вам приказываю. Сволочи. Ублюдки.
Голос у так называемой принцессы оказался донельзя, надменный, визгливый и противный, так же как и словарный запасец которым принцесса не стесняясь, пользовалась. Так сказать королевский лексикончик для критической ситуации. Б. снова поморщился, почти машинально активировал магическое зрение, отметив почти механически.
Во-первых, когда тебя собираются прирезать, и не таким голосом заорёшь, и не такими словами. А во-вторых, ну почему, почему они её не усыпили? Хотя бы на время…
Schreik: а разве тут кто-то орет?


Снова про это:
Р. на ковре соблазнительно изогнулся в спине, поворачиваясь к нему убийственно влекущей попкой, раздвигая ноги, и призывно глядя на него через плечо. Б. возьми меня - простонал он умоляюще, извиваясь бёдрами и лаская самого себя там.
Это называется «красиво»? Хоть бы «Тысячу и одну ночь» почитали… Или Кама Сутру. Нет, мы будем описывать «это», «там» и «между ног»…

Р. капризничал и облизывал губки готовый, расплакаться от обиды из за того, что Б. смеет отвлекаться от него, на какие то несущественные мелочи. – я даже не знаю, как это комментировать.

- Милый я хочу тебя - прошептал он, краснея нездоровым румянцем, и показывая ему, как именно он хочет. Давая ему увидеть самое сокровенное. – неужели задницу?
Schreik: да у него чахотка! Какой нафиг секс?


Слетели капюшоны, открывая жестокие, привычные ко всему лица с горящими глазами истинных фанатиков. – а у ложных фанатиков глаза потухшие, и лица совершенно ни к чему не приучены.

Нарейский Маг, не прерывая заклинаний, сделал едва заметный жест рукавом – уверена, что жест был эффективным, как и у всех магических одёжек.

Придушить этого оптимистичного рыжего идиота, собственаручно, от души поимев его в процессе убийства. – мда, верх эротических фантазий…

Взлетел клинок, изогнулось стройное тело, напрягая стальные мышцы и взметнулся в сторону короткий пушистый хвостик, увлекая за собой своего хозяина который словно подружился с ветром. – прикидываю размеры хвостика…

Меч в его руках порхал, словно живя отдельной жизнью, создавая вокруг мальчишки стальной металлический веер. – да у них даже неметаллическая сталь водится. Воистину чудесатый мир!

Как же ты красив малыш в этом сиянии своего металлического клинкового взгляда. – витиеватый какой комплимент, яойный, не иначе…

с восторженным идиотским выражением на абсолютно тупом бессмысленном лице, - дружно напрягаем мозги, чтобы это представить.

Каким образом этот мелкий худой мальчишка подросток внезапно расправился с тремя войнами... – да запросто, М.С. это как два пальца…
Schreik: три войны, два магнитофона, портсигар…


кинулась на нарейцев размахивая откуда то выкопанной суковистой дубиной. – лучше бы дубина была кобелистая

Б. продолжал стремительно обдумывать ситуацию – эскадрон его мыслей шальных…

Содрал с кого то из мертвецов плащ и высвободив не перестающего кричать Р. набросил на него одежд. – и прикрыл обувком.

Р. рыча, словно мелкий зверёк сопротивлялся, пытался ударить его и укусить. – богатырский пописк великого воина…

бледный Б. с перекошенном лицом, из прокушенной губы льются на подбородок кровь, а из ставшего алым, предплечья торчит рукоять ножа, а на коленях судорожно стиснутый двумя руками, Р. завёрнутый в плащ, словно в свёрток, из которого торчит только рыжий мелко трясущийся хвостик. – свёрток, завёрнутый в плащ с рыжим трясущимся хвостиком… Очень эротично. И чувственно.

Через минуту Р. перестал орать, а затем узнав Б. внезапно втиснулся в него судорожно пытаясь ухватить его за шею, только что не залез, и разрыдался, уткнувшись лицом в его плечо. – и куда же втиснулся великий убивец демонов?

Судя по виду этой в принципе довольно привлекательной и решительной дамочки, на свете существовало мало вещей способных выбыть принцессу из равновесия. – выбытие строго запрещено, дайте подписку о.

- На раз, два, три - сказала целительница, набирая в грудь воздуха и прибавила с явной неприязнью. - Принцесса тебе лучше отвернуться. – попробуем набрать воздуха, активно разговаривая при этом.

Она, вздёрнув подбородок, тряхнула головой, заставляя гриву своих густых чёрных волос, в которых тускло, отблёскивали маленькие жемчужины, взметнуться вверх. – а читатель пусть догадается сам, как это у неё получилось.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →