Schadlich und Schelmisch Schreik (schreik) wrote in fantasy_proda,
Schadlich und Schelmisch Schreik
schreik
fantasy_proda

Categories:

но по инстинкту сама себя прятала

Доброй ночи, камрады.
Мы делаем перерыв в плотном потоке мозгоразъедательных опусов и временно сруливаем в сторону обычной и безобидной перловки.

Затем многочисленные спутники в карете начали буквально забрасывать его вонючим чесноком, деревянными крестиками, и тоже крестили. - фи, фи, вонючий чеснок, противные.

Карета остановилась. Кучер подал ему руку, помогая спуститься. Рука оказалась очень сильной, и показалась ему железной. - "I'll be back" - сказал кучер и сверкнул красным глазом.
Чёрные глаза полоснули по лицу, как острие кинжала. - оставив свои мокрые следы.

Наконец он заметил высокую фигуру хозяина, сидящего на кресле между камином и столом.
И обомлел.
Он ожидал увидеть… древнего старика. Хотя граф, конечно же, ничего не писал о своём возрасте, но сам стиль письма. Сухой и высокопарный. - а должен эдак блистать мачизмом, подмигивая сквозь строки?
Однако, вопреки слепой уверенности Джонатана, графом оказался… молодой мужчина, не старше тридцати лет - звезда в шоке. Граф - мужчина.

Он сидел, уставившись на огонь камина, поэтому Джонатан сначала увидел его стройную, сильную фигуру, не массивную, а скорее даже изящную. - она просвечивала сквозь кресло? Или он как-то хитро сидел, выставив фигуру на обозрение? - Но незнакомец казался не худым, а скорее… соразмерным. Отлично вылепленное тело греческого Адониса. Ему бросились в глаза его длинные чёрные волосы, спускавшиеся до лопаток. Прямые и блестящие. И очень белая кожа. Он видел его профиль, освещенный жёлтым пламенем. - о, вот и лицо сквозь фигуру проступило вместе с белизной кожи. - Никакого горбатого носа там и в помине не было! Медальный профиль, прямой, утончённый нос. Чувственные, хоть и очень бледные губы. - первое, что видит один мужчина в другом. - Чёрные штаны, белая рубашка. Шею обвивает золотая, массивная цепь с огромным изумрудом. Руки лежат: одна на подлокотнике кресла, вторая – на колене. Пальцы такие же, как он нафантазировал. - шалун... - Длинные, красивые, изящные. С одним массивным золотым перстнем-печаткой, украшенным рубином. - ну все, впору падать в обморк.

- Как и глупость, - пробормотал он тогда, стоя столбом. – Простите, граф, но мне действительно было… страшновато и неприятно. Эти местные жители, они пытались обвесить меня крестами, как игрушками – новогоднюю ёлку. Дать мне этот гадкий чеснок – а я его просто ненавижу! - обнять и плакать.

«И почему я так пристально на него смотрю? Это ж… неприлично! Так откровенно пялиться!»
(пр. автора. В Слизерине за такое снимают балы!)))))) - ути-пуси.

Что про него думает такой моложавый и красивый граф. - ничего приличного, факт. Они, моложавые и красивые графы, все такие.

«Итак, что мы имеем в наличии? Хм, неплохая, говорят, фигура. Но, по-моему, слишком худощавая. Кожа и кости - вот как это в народе называется! - противный я, противный... - Личико красивое, только чересчур женственное. Ну, девушкам нравиться. Натуральный блондин – арийская раса, ха-ха! Бирюзовые глаза, в них немножко голубого, немножко зелёного. Чуть смугловатая кожа – кто ж мою арийскую расу так испортил? - янепошлый. - А вообще, о чём я думаю! Или это вино на меня так странно действует? Говорили же мне коллеги, чтобы я не пил старинного вина, оно слишком крепкое! А ты и так чересчур быстро пьянеешь. Интересно, а какое мнение обо мне он уже успел составить? Молодой, явно зелёный и неопытный юнец, да ещё и любитель выпить! Кошмар! На его месте я самого себя давно бы уже выгнал! Пинком ноги под зад! Да ещё с какими-нибудь уничтожающе-ядовитыми комментариями!» - обнять и плакать, часть вторая: воскрешение кавайных гомосеков.

Он непонимающе уставился на Дракулу.
- Потолок может обвалиться… или ещё какая неприятность случиться. В этом замке… многое может произойти. - в том числе и хардкорное порно...
- Ой, я оставил свои вещи в карете! - ой! мамочки!
- Ничего страшного, кучер, я думаю, успел перенести их в вашу спальню.
Снова неуловимая усмешка скользит по этим… таким соблазнительным губам.
«О чём я думаю?» - о содомии.
В душе нарастало смятение. Я постарался приписать его усталости, переизбытку новых, и не всегда приятных впечатлений. А не… слишком близкому соседству графа.
Он вошёл тогда вместе со мной. Память услужливо нарисовала его стройную фигуру, резковатые, но изящные жесты. Чувствовалось, что он силён. Очень силён. - посыл: возьми меня, я весь горю.
И меня напугало его сходство… с кучером. - да, действительно, это самый большой ужас.

Молодой мужчина сильно, до боли в руке сжал тонкий фарфор чашки. В голову снова пришла постыдная мысль убить себя.
«Я ТАК больше не могу! Я не хочу без него жить!»
Губы, волосы, нежное и одновременно сильное тело в его объятиях.
«Мой милый граф!»
Воспоминания, вот всё, что ему осталось. Сидеть, пить кофе, постоянно избегать объятий жены и вспоминать, снова и снова касаясь больного места. - а вот не суй палец в зад.

Но мои мысли постоянно отвлекались, переключаясь на Влада. - мысль прилетела в голову и начала отвлекаться. - Графа Дракулу. Я снова вспоминал его невероятную красоту, ощущая непонятное, но сильное волнение. - да какое уж там непонятное.

За его плечами ветер эффектно развивает чёрный плащ. - плащ развился до полноценной индустрии.

… С каким нетерпением я ожидал вечера! Обнаружив в ванной большой чан с тёплой водой, мыло и полотенце, я с удовольствием вымылся, стараясь не думать, почему это меня так пробило на чистоту. - и не забывайте про клизму!
Затем я выбрал не самую страшную свою пижаму и лёг в постель. - пижамку в зайчиках или щеночках?

хмыкаешь ты и садишься рядом, в моё же кресло, втискиваясь, прижимаясь ко мне. - то ли кресла огромные, то ли герои истошшенные.

Ледяной ветер задувает во все дыры моего скромного одеяния: тёмная мантия – под цвет глаз. Иногда, когда настроение хорошее, мои глаза мне кажутся бесценными брильянтами. В такие же дни, как сейчас – в лучшем случае – двумя грязными озёрами. А волосы … Да, без сомнения, мои волосы красивые: густые и чёрные. Только сегодня на белом фоне он кажутся париком из вороньих перьев. - а сверху - дыры, дыры на одеянии...

Резко останавливаясь, высоко задираю голову: как пафосно! - действительно пафосный жест. - Эмблема Солнца над входом. И колонны – много белых колон. Символизируют солнечные лучи. Бесконечность жизни.
Что ж, сегодня я пришла, чтобы уничтожить одну из них, придать логическую завершенность. - чему? О_О

Мне нравится смотреть, как ты облачаешься на своё очередное «дело». Кожаные вещи – потому что они удобны и прочны, кинжалы, спрятанные в длинных сапогах, в ножнах, в многочисленных кармашках. - точно, дело тут может быть только в кавычках.

Ночью, когда я люблю твоё уже расслабленное тело и обнимаю тебя с всё возраставшей любовью и нежностью, ты – моя сказка, моя прекрасная богиня! Ты никогда не причиняла мне зла, никогда не ругала, не била. Ты всегда была нежна со мной. - нежные и трепетные юноши в рабстве у коварных злодеек?

Я обожаю любоваться твоими быстрыми движениями, когда ты тренируешься, размахивая кинжалами и мечами. - и замахала она мечом... як мельница.

Слезы растекались по ее лицу. - ровным слоем.

Далее - из одного текста. Дано: магическое средневековье, собственный пантеон божеств, патриархат, строгость и пр. И что мы читаем...

- Я имею право на собственное мнение, и ничто не переубедит меня! - очень смелое заявление для богобоязненного средневековья.

Целый день Ринейла собирала вещи. Отец, заглянувший в щель, довольно усмехнулся. Дурак! Он думает, она порезвилась и успокоилась... - резвилась - это вопила "не пойду, не хочу, не буду!", кстати.

С этими мыслями девушка вошла в сени. Взнуздала Василису. - меня всегда очень интересовало, как рядом с именами типа Хэль, Вйель, Элтай, Сэхрат и т. п. встречаются такие вот Васипупкины. И лошади в сенях.

Сверху бережно поставила сумки. Они содержали одежду, немного еды, а так - же ее главную ценность: некачественная бумага, на которую были бережно переписаны наиболее важные отрывки из книг. - надеюсь, это были книги о туризме в условиях побега из дома?

В лесу она могла закрыть глаза и отдать жизни себя окутать, - отдай жизни себя окутать! *грозно* - забыть об отце, о матери, которая была истиной верующей, о младшей сестре, которая презирала ее, как будто достоинства человека измеряются силой почтения к божеству, и всегда издевалась, о жреце, который шугался ее как черта, и обо всех остальных. - и тут среди пантеона божеств внезапно всплывают христианские черти.

Вдруг ей стало плохо. Голова начала кружится, тело обрело неприятную невесомость. Появилось ощущение, что нет больше границы между мирами, а она одновременно и ни в одном, и во всех сразу, и в каждом мире по отдельности.
Все это продолжалось около получаса, потом прекратилось, но след остался, как неприятный запах, который не исчезает из комнаты вместе с источником. - страшно подумать, какой след остался на ГГероине. Стошнило в невесомости?

До логова девушка добралась быстро. Оттуда уже выбиралась светло-серая молодая волчица, как будто являя собой образ идеального хищника. - но на самом деле она была паршивым недоноском...

"Объясни мне, пожалуйста, какого лешего ты заявилась сюда, посреди ночи, да еще и с кобылой?!"
Ринейла встрепенулась:
-Кто это сказал?
"Погоди, так ты меня слышишь?!" - Волчица выглядела не менее удивленной.
-Глубина, это ты?
"Я" - отпусти меня, я не твой - кричали жертвы текста. Им было непонятно, зачем волчица обращается к героине, если считает, что та ее не услышит.

Сейчас волчонок вырос, но удивительно глубокие серые глаза никуда не делись. За них она и получила свое имя. - а то ведь могли и деться куда-нибудь, выпасть, к примеру.

За час они добрались до непроходимого с виду малинника. Глубина вела ее бережно, помня о том, что люди в темноте плохо видят. Кусты уже отцвели, но ягод еще не было. Глубина повела Ринейлу за огромное дерево, рядом с которым малина не росла: сквозь широкие ветви солнце не проникало. Пройдя через лаз, девушка попала на небольшую поляну, которую было невозможно разглядеть со стороны. - занимательное ландшафтостроение.

Ринейла сняла с кобылы седло, расстелила на земле плащ. - и тут выясняется, что сквозь малину, под деревом и в лаз девушка бодро перлась с лошадью.

Волчица встала на лапы: - а на хвост трудно встать было?

Старый маг и ученный проснулся как от толчка. Он давно искал себе ученика, чтобы отдать ему все что знал, все что имел, чтобы не умереть бесследно. - ну вы понимаете, кому это все добро достанется, да?

Вот он и пустил поисковое заклинание. Однако в этот раз оно не понадобилось: сила была неимоверной. Такая же, как и у него. И он знал, что она была всегда, но по инстинкту сама себя прятала, причем очень удачно. А вот сегодня прорвало. Интересно, почему? - рояль в кустах очнулся от долгого сна, почему же еще.

Девушка оглядела себя снизу - доверху. Все ее тело окутало мягким светом. Больше всего она сейчас напоминала посланца богов, какими их описывали пересидевшие в корчме. Но так как увидеть вдвоем те же галлюцинации маловероятно, оставалось допустить, что это было взаправду. - не светящийся гнилушками труп напоминала, не глубоководную рыбу, а исключительно посланца богов.

Весь день девушка порывалась куда-то идти, но ее здравомыслие, в пару с Глубиной, восторжествовало. - не могу в это поверить. - Как - никак, днем в лесу рыскал "поисковой отряд". Один раз в их малину заглянул сын тети Вары, соседки. Он удивленно смотрел на невесть как оказавшуюся здесь девушку. - а что там насчет скрытой полянки было?
Сама девушка была в отчаянии. Она мысленно посылала ему сигналы. Мальчик отошел. - сигналы азбукой Морзе. Дубиной по голове.

Он шли только по ночам. Днем они прятались. Их искали уже не так активно как в начале, но осторожность была все - равно необходима. По мере приближения к неведомой цели, зов становился все сильней. Девушке было все трудней противостоять ему в дневное время. Они шли четыре ночи - и все четверо суток жители деревни упорно, но уже не так активно искали в диком лесу беглянку? Сколько их там было на весь лес?

Раздвинув деревья, они оказались на небольшой поляне. А на поляне той стоял домик. А в домике том кто - то жил...
Ринейла протянула руку и постучала. - только-только кусты раздвинула, как уже давай стучать, не пересекая полянку.

Открыл дверь. Перед ним стояла красивая девушка лет семнадцати - двадцати. Милая шатенка средней смуглости, роста выше среднего, стройная, но со всеми нужными округлостями. Хотя до сельского идеала не дотягивала: грудь небольшая, не сильно мягкая на вид, да и по взгляду видно что с характером. - грудь с характером?

- Это вы меня звали?
- Девушка?!
- Так это вы звали?
- Я, но я ожидал...
- Как вы это сделали?
- Слушай, объясни мне как ты, девушка, сумела удержать эту силу? - аффтар тонко намекает нам на непревзойденную силищу Мэрисьи.
"Не поняла! То - есть, если я самка, то мне должно быть не под силу съесть самца - кролика?!"
- Видимо, он недооценивает женщин. - шепотом ответила Джулия. - феминистки и сюда добрались.
- Как это - недооцениваю женщин?!
Девушка смутилась, но тут - же решила перейти в наступление:
- Но вы сами только - что выразили сомнение, как это я, девушка, сумела чего - то там! - такие словесные баталии несомненно очень свойственны жительницам деревенек.
Тут он разглядел лук, колчан, и кинжал.
- Ладно, идем на кухню, поешь, там я тебе все и расскажу. - логичный вывод.

Ринейла ковыряла вилкой в наскоро состряпанной яичнице.
- Значит, в моем хрупком девичьем теле обретается огромная магическая сила?! - тьфу.
Равеле аж подпрыгнул:
- Да хватит уже, я ведь извинился!
Ей стало стыдно:
- Да я просто пошутила!
- Ладно. Проехали. - Он махнул на нее рукой. - ему полторы тыщи лет, он старец. Но он свой чувак…

Старик оторвал взгляд от яичницы:
- Опа, уже становится интересно! И почему же? - опа, чувак!

- Теперь я понял, как сила тебя не убила. Чтобы ее удержать, нужна не физическая крепость, а внутренняя. А тебе, как я вижу, ни той, ни другой не занимать! - мускулы так и бугрятся?

Утром она проспала до полудня - вечером лег спать в два ночи.

Потом приоткрыла глаз... от удивления открыла и второй. - вах! Глаз открылся! Придется открыть еще один. - Шире... А,... все, вспомнила... Она лежала на печи, в удивительно уютном домике. Она заметила две двери, одна ведущая в спальню, а вторая незнамо куда, и мирно шаркающий веник в углу. "Что? А, он же маг..." - зачем магу шаркающий в углу веник? Нму так скучно?

Вышла на улицу. Любопытство: "как же он собирается меня учить?" перебороло страх: "а вдруг у меня ничего не выйдет?" и лень: "а ну его, завтра тоже день!".
Однако учение началось вовсе не так, как представляла себе Р.. Как только она показала нос из дверного проема, держа маленькое зеркальце одной рукой, а причесываясь другой, она почувствовала что в нее что - то летит - вышла на улицу и показала нос из дверного проема?

девушка машинально выставила релятивно-свободную руку. То - есть ту, что с зеркальцем. - деревенское средневековье, напомним. - И - зажмурилась. К ее великому удивлению, ничего не случилось. Решив, что уже ничего не будет, она отважилась открыть глаза. И наткнулась на до невозможности довольную рожу мага. - такой старец убеленный сединами, аж перекосился от щастья. И на этот перекос наткнулась несчастная.

Он протянул ей длиннющий список. - Собери для меня как можно больше трав из этого списка!
У девушки глаза на лоб полезли:
- Ни фига себе! - очень средневековый лексикон.
Равеле покачал головой, но промолчал. Нечего было ожидать от сельской девчушки изысканности аристократки. Тем более что сама аристократка могла пропустить кое - что и по - хлеще, если думала что никто ее не слышит - о эти волшебные отделившиеся приставки.

Она думала о ненужности мечтать о раю после смерти. - кто здесь?

"Девушка, извольте оторвать взгляд от той милой вороны, и приняться за дело."
- Глубина, ты - варвар! Как можно так некрасиво прерывать полет моей мысли!
"Что, мысль совершила экстренную посадку?" - средневековье, говорите?

Так, она очень даже старательно комментировала, показывая, что все еще на связи. - надеюсь, хотя бы уоки-токи у них не было.

Особенно Ринейле не понравилась трын-трава. Название было каким - то обтекаемым, так что воображение девушки старательно показывало ей сено: чем не трава?! - да, хреново там с селянами... Сено...
- Но я ведь не заяц, чтобы трын-траву косить! - интересное кино показывают в средневековье. - И мне трын-трава, что подумает обо мне дедушка учитель!
"Мне твои тавтологии слух режут!" - какой богатый волчий лексикон!

----------

Лапы болят и хвост отваливается.
Как известно, любой приличный герой в ходе своего нравственного и духовного роста резкого прокачивания понтов должен обзавестись какими-нибудь выгодными отличиями во внешности. Стандартный набор нам известен: глаза неестественной расцветки и желательно с вертикальным зрачком (или вообще без него); острейшие когти; крылья разной конфигурации и степени эпичности; магические способности, и самое ценное для девушек - возможность писать стоя трансформироваться в какого-нибудь как бы монстра, но непременно очень сексуального и привлекательного с точки зрения окружающих. Даже если ГГ кокетливо заламывает оснащенные когтями руки и кричит, что ей не нравятся острые уши, можете даже не сомневаться - автор при этом неимоверно кайфует.
И зачем нам оно надо?
Глаза другого цвета. Пользы никакой, всюду понты и возможность грозно сверкать золотыми, рубиновыми или аметистовыми взорами, бликами и искрами на жалких врагов, вставших на пути. Хотя я бы сразу решил, что тут дело без ядреной химии в водопровдной воде не обошлось.
Вытянутый зрачок продолжает смело воспринимать картину окружающего мира точно так же как и раньше, даже не думая перестраивать оную и перестраиваться самому, поэтому категорически непонятно, какую именно цель преследует это изменение во внешности. Еще более интересно - чем и как видят счастливцы-герои, которых автор награждает какой-нибудь там ровной светящейся поверхностью без признаков белка и зрачка вообще. В самом деле, зачем нам эта паршивая офтальмология.
Резко отросшие острые когти отнюдь не мешают героям зашнуровывать сапоги, ковырять в носу и ушах, вытаскивать соринку из глаза, мыть походную посуду, манипулировать очень мелкими предметами и т. п. Неизвестно, куда девается кровь и мясо из-под этих самых когтей которыми ГГ упоенно полосует какого-нибудь врага, превращая его в тушу. ГГ никогда их не чистят. Вообще. Заодно совершенно неясно, каким образом упомянутые когти не вырываются из своего ложа, когда ГГ дерет ими ту самую бронированную шкуру. Ведь у когтистых созданий коготь растет, так сказать, вертикально, а не в виде плоской лопаточки, прилегающей к мясу пальца. И уж совсем не будем затрагивать такой бесценный момент как втягивание десятисантиметровых когтей в пальцы. Как они там располагаются - тайна, покрытая крышкой рояля. В кустах.
Огроменными клыками ГГ никогда не ранит себе поверхность рта, хотя никто и никогда не упоминал о перестройке челюсти и подгонке остальных зубов. Просто - опа! - и вот уже полная пасть сверкающих клыков. Закрыл, откусил себе язык, проткнул губы, расцарапал десны. Застрял зубами в мясе, рванул, своротил челюсть, порвал клыками еще что-нибудь. Нагноение сеспис, труп. А все почему? Потому что строение жевательного аппарата нас не интересует, а нафига нам эта ущербная стоматология?
Хвост может отрасти внезапно, но при этом появление очередной конечности никого не пугает и никак не сказывается на распределении нервных сигналов в целом. Героев ничто не смутит, у них крепчайшая психика. Ну подумаешь, еще одна рука отросла, но на заднице. Подумаешь, теперь неизвестно, как толком это укладывать, и как этим в целом действовать. Чешуя все покрыла? Ура, ура, забудем про регулярное потовыведение, шлаковыведение и прочие гнусные процессы в организме. А зачем нам это? Шерсть выросла чистая и шлковистая - потеть не будем, язык вываливать тоже, так проживем. А что? Какие-то претензии? Никаких блох и клещей, вы что. Это некошерно.
Ну а острые эльфийские уши, чья функция до сих пор неясна, и противоречащие здравому смыслу крылья – это отдельная песня. О крылатую анатомию сломалось много копий, но даже если крылья действуют, скажем, благодаря магии, чтобы не надо было изменять скелет – то нафига, нафига они вообще нужны? Разве что как хвост у павлина. Понты – дело такое. Они требуют жертвЪ.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →