Schadlich und Schelmisch Schreik (schreik) wrote in fantasy_proda,
Schadlich und Schelmisch Schreik
schreik
fantasy_proda

Category:

поразил меня живой полуящеркой-полузмеей

Добрый вечер, друзья.
Традиционно загружаем перловку в массы. Начало принадлежит лопате и скальпелю Blankanieves.

- Ничего они мне, зайчонок, не сделают, - блеснул помолодевшими глазами папа. - Подумаешь, жалкая парочка сопляков?! Попугают и отпустят. - Бедовый старикан!

- Никаких возражений, девочка! - яростным шепотом отрезал отец и прикрыл глаза трясущейся от старости рукой. - Мала еще слишком со старшими спорить.- Он встал и заковылял к углу: - Где-то тут... - зашарил узловатыми старческими пальцами по кирпичной заплесневелой стене… […] - Помоги мне, дочка! - отец толкал в сторону крупную винную бочку. Я подналегла вместе с ним. Бочка тяжело поддавалась. – Трясущимися от старости руками с узловатыми пальцами катил крупную винную бочку. Да, такому точно никто ничего не сделает!

ржаво-красный кирпич под его пальцами шустро провернулся и показалась небольшая ниша, размером не больше ящика бюро в отцовском кабинете. – ВНЕЗАПНО бюро в кабинете отца-кабатчика.

наши гостевые книги, по закону положенные всем держателям гостиниц для просчета налогов, сожжены разбойными пришельцами при воцарении в нашем доме прямо в камине - Буратино жил долго и счастливо, а под конец воцарился в камине.

(отец) Эти мерзавцы... я компанию северных мародеров злейшему врагу не пожелаю. – А куда ушла та жалкая парочка сопляков?...

- Залазь на нее (на бочку), Катарина. Там вверху кольцо в стене. Нащупай его и тяни на себя полегоньку.
- А что там?
- Там ход в поленницу. – Открываешь люк – и поленьями тебе по репе бдымс!
Schreik: ход прямиком в дрова – это мощно.


До нее пехом и морем три дня ходу. – А по карте так и вообще полтора лаптя всего лишь.

Они должны провести тебя к Береговому братству, а там ищи отамана ихнего, Ароэна. – Произведение озаглавлено «Ароэн-кастрат», на минуточку. Атаман Берегового братства. Ну-ну…

Вот и не выдрючивайся, ладно? - папа на прощание меня троекратно поцеловал. - ... Цидулка моя ни в чьи руки, окромя Ароэна, попасть не должна. – «Голуби летят над нашей зоной…», - напевал отец, помогая мне пролезть в люк.

- Мне какое дело, - фыркнула я, пожимая плечами. - Да хоть одноногий и одноглазый, мне, чай, с ним не детей святить! – Ну, что делать со свячёными яйцами и куличами я более-менее представляю. Но что делают со свячёными детьми?!!

Извиваясь болотной змейкой, я стала пробираться по узкому темному лазу. Внутри все сжималось от мысли, что могу там застрять. Не сказать, что я девица из себя дородная или широка в кости, но платье... В конце концов, я отвязала накрахмаленные нижние юбки – ВНЕЗАПНО накрахмаленные нижние юбки! - Юбки, разумеется, тоже не бросила. Просто толкала их впереди себя - подумаешь, немного запачкаются? – Героиня – это просто идеал бережливости какой-то.

воин был настолько высокого роста, что породистый ателусский жеребец, казалось, свободно болтался у него между колен – «Это не жеребец», - сказал воин и густо покраснел.

Я оставила в деннике полновесную цену коня, оседлала и свела со двора хозяйского меринка, молодого Шамка. … Со стола летней кухни я утянула шмат сыра, краюху хлеба и гравированную металлическую флягу, ту самую, в которой на днях собственной рукой принесла угощение хозяину, старому Ядринцу. Временно изъяла также две пары толстых шерстяных носков, что сохли у плиты, и домотканую суму. – Заметим, что заплатить за еду и вещи героиня не удосужилась

- Матушка Семаргла в нечаянной покраже меня простит, у них не последнее, - ну в самом деле, куркули, что вам – жалко, что ли?

Трюх-трюх, трюх-трюх - я подгоняла, стуча зубами, нахальную ленивую клячу – В произведении всё время кто-то куда-то девается. Вот теперь меринок пропал…

Мы с трудом переправились по неспокойному морю на рыбачьей шаланде в районе Дабхи – Мерин в шаланде средь неспокойного моря – это как бы не покруче слона в посудной лавке.

Ночевали в поле, один раз в рощице, другой - спрятавшись под прикрытием нависающей карнизом скальной гряды. – Под грядой. Но в поле. Но под скалой. Но в поле.

на отвесной скале притулился огромный, зловещего вида домина, почти замок - черный, высокий, с узкими окнами-бойницами. – Притулился. Замок. Ага.

На скрип отпираемых ворот и возглас:"Кто там?" - я неразбочиво промычала и рухнула без памяти на руки коренастого моряка с рыжими усами – ВНЕЗАПНО моряк.

Меня обтирали чем-то холодным, а я все не могла согреться. – Всё логично, холодным же обтирали!

Парень совершенно поразил меня живой полуящеркой-полузмеей, которая обвилась толстым хвостом вокруг его запястья и время от времени нервно щупала раздвоенным языком воздух. – «Пошто ужика мучаешь, уважаемый?» (с)

Моряк вразвалочку сходил и выложил на кровать мое главное сокровище. – На самом деле он принёс книгу, которую ей дал отец, но ранжир приоритетов героини впечатляет.

Я голова Берегового братства Ароэн, - Это Вася – мозг команды, это Дима – сердце команды, а это Серёжа – член команды.

А на уме было иное: "Почему батюшка сказывал, что ты калека?"… никаких увечий не видно - не хромой, не шепелявый, не заика, не корявый, не горбун. – Думай, девушка, думай!

- А пока спи! - Жая хлопнула меня по лбу, и глаза мои мимо воли закрылись. – А Жая-то - обалдеть анестезиолог.
Schreik: я мимо воли пролетал со свистом…


Белый особняк с колоннами в стороне от дороги был такой огромный, что маленькая девочка могла бродить там с утра до ночи, не рискуя войти дважды в одну и ту же комнату. – Господи ты боже мой, что ж там такое творилось, что второй раз зайти не рискнешь?

Гуси меня не щипали, принимая за свою. – Девочкогусь, младший брат Челмедведосвина.

В субботние и воскресные вечера на половине слуг собирались толпы народа и начинались танцы. – Хозяева выражали робкое недовольство и просили хотя бы закругляться пораньше.

В папиной комнате был крошечный балкончик с навесом, и я любила понежиться в тенечке, наблюдая сверху за муравьиным трудом рабочих и слуг. – Жалкие кишащие твари.

Кажется, дом был не наш, но хозяева в нем не проживали. Почему мы переехали оттуда, я сейчас не помню. В памяти осталось только смутное ощущение какого-то ужасного события, черная пелена, поглотившая все мое детское миропонимание. – Хозяева всё-таки вернулись?

Эта часть дома - потайная, вырублена в скале и обложена кирпичом. – Вот нахрен… эээ зачем сначала вырубать, а потом то же самое пространство закладывать?

Где-то к полудню (Ароэн) пришел вместе с Тешатой:
- Придется одеться мальчиком - в нашем братстве запрет на баб. Под угрозой смерти. Я, хоть и главный, здорово рискую, ежели тебя споймают.
Тешата вывалил мне на одеяло комплект: парусиновую рубаху, темные штаны и длинную моряцкую робу. Хлестко добавил:
- Волосы отрежь и покрась. Жая попозже принесет ножницы и краску. В стенах братства не место бабе, невинной девице тем паче. – Баб мы не терпим, а вот крашеных мужиков – это только в путь! (Плюс отдельный вопрос вызывает Жая – она-то что здесь делает, если запрет на баб?)

И добиваем этими, которые с подковами во рту.

Вдруг от стены отделился темный силуэт, чью голову покрывал глубокий капюшон от длинного балахона - вроде бы слова все родные, а вместе - неизъяснимое лавкрафтианство.

Тень быстро двигалась вдоль стены, явно зовя за собой. Девушки, пронизанные насквозь леденящей волной страха, словно примерзли к слизи пола. - это стекала волна страха.

Тень замерла. Невидимый взгляд устремился на кричавшую. - но автор все-е видит...

Шок изумления раздвоил их внимание. - ХРЯСЬ!

Тень издала протяжное шипение и сравнялась с камнями стены - мимикрировала, сталбыть.

Тяжело дышала воцарившимся затишьем, они пытались размышлять еще не оттаявшими от ужаса умами. - вынюхни! Вынюхни! (с)

"Вернуться назад - нет гарантии, что найдут выход, остается шагать в неведомое", - сходилось их мнение под стоящий перед их глазами пугающий образ из тени и блестящей подковы - мнение сошлось под образ и коллапсировало.

- Точно, горючий запас, - подвела Катерина итог под веским наблюдением - итог равномерно размазался - и воткнув факел в проем стены, - в провал! - принялась изучать содержимое погреба, отважившись откупорить понравившуюся бутылку.

- А... этот... понятно упился, - проявила скабрезность Даша. - неизвестные слова с осторожностью используй ты, юный пидо... падаван.

Веселые и преданные подруги, беру на себя обязанность пригласить вас отметить наше космогоническое приключение - не гальванизируй стереотип!

Кто бы девушкам подсказать, сколько длился их сон, но будто кто дернул Катерину за плечо - кто бы не как это вот, а?

Мысли тут же поменялись, обратившись всем передом к чувству голода - повернись к голоду передом, а к белому другу задом.

Та лежала на средине погреба, сильно запрокинув голову с высунутым кончиком языка - чур-чур-чур.

"И с чего это уелись? Закуся же не было", - остановилась Катя на выгодном убеждении - экономически развитая девушка.

"Дергать отсюда надо, вон и факел почти угас" - начало оживать опасностью ее мышление - выверты слога придут к тебе ночью и съедят твое сердце.

рука нащупала теплое желеобразное вещество. Катя принюхалась, догадываясь с замиранием сердца, что обнаружила кровь - кровь холодца.

Но ее сознание, отказывалось, в чем-то разбираться, так как основная доля головы гудела, раскалываясь от боли - мозг делится на основную долю и корочку.

Пощупала ей пульс, позвала по именам, вновь потрясла за плечи, отхлестала по щекам, когда иссяк опыт первой помощи, то у нее возникла идея: не залить ли жидкость из бутылки, в открытый рот подруги - и не забить ли бублик в горло?

Факел испустил струю гари и погас - и на этом мы удаляемся откашливаться и счищать последствия реактивной струи.

----------

Творческая часть.
Обязательно рекомендую всем ознакомиться с комментариями к прошлому выпуску: раз и два.
Плюс еще юзерпики на ту же тему:
(от nazard_dragon) и (от dendrr)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →